Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

Хайбах Сталина и Путина

У Сталина был один Хайбах, а Ельцин с Путиным предали огню всю Чечню. Последний переплюнул по количеству убиенных первого, усовершенствовал методы массового умерщвления и преследования чеченцев.

Ни Ленин, ни Сталин, ни Ельцин для чеченцев никогда и не умирали, сегодня воплощение всех их в одном – в чекисте – НКВДэшнике Путине. И преданные им рабы поменялись лишь в поколениях, но голос крови тот же. Как когда-то умирали верноподданные России за дело Ленина-Сталина, так и сегодня кладут головы за «тело» Путина, за власть российскую в Чечне. И сегодня в оккупированной Ичкерии говорили не о российском преступлении, а хвалили армию врага, которая высылала чеченцев. Да и награждали за убийство чеченцев. А накануне и концерт организовали в Доме Культуры «Оргтехника», посвященный армии оккупантов. И памятник, когда-то возведенный жертвам высылки, давно выброшен на мусорную свалку на окраине столицы.

Время остановилось на чеченцах. Чечня по-прежнему в пути и на пути сохранения непокорного духа и лучших достоинств в себе. Только с одной разницей. Если в Х1Х веке мухаджиры толкались и расстреливались на турецких границах, то сегодня это происходит на всех направлениях, в том числе и у ворот Европы, Азии.

Война, кровь, массовые преследования, ГУЛАГ… Все то же. Народ, как и при Сталине, повязан принципом коллективной ответственности. Тиран, следуя порожденному им же принципу «сын за отца» или наоборот, должен был застрелиться и не имел морального права править судьбами других, потому что сам был отцом предателя. Но его позор покрыли другим мифическим «подвигом». Узнав о предложении Гитлера обменять фельдмаршала Паулюса на позорно сдавшегося немцам сына Якова, Сталин якобы произнес крылатую фразу «Я солдата на фельдмаршала не меняю». В смысле – не пожалел сына. А на самом деле отец уже давно ненавидел Якова. Так или иначе, покаяться перед народом и застрелиться, или, в лучшем случае, отказаться от власти по моральным соображениям у вампира не хватило мужества. А вот за чеченцев наказали за клячу, которой и в помине не было. Потом кавказские вассалы будут преподносить коней русским фюрерам-душегубам. И cаклю Путину построят в центре чеченской столицы, только называться он будет офисом путинцев.

Во все времена, когда враг в очередной раз возобновлял войну и геноцид, в устах вассалов звучала одна и та же зурна, что «на этот раз сознание русского человека поменялось в лучшую сторону». И навечно. Так говорили при царе Николае, на заре советской власти, у начала демократической эпохи двадцать лет назад, но ничего так и не изменилось. Только хуже стало: смертей больше, депортированных – изгнанных и изгоняемых … Неизменно и холуйство. Убив одних, изгнав других, лишив достатка третьих, неистово стараются удушить свободу, сопротивление, поставить чеченцев на колени перед повторяющимся злом.

По мнению некоторых чеченцев, возвращением на землю предков они обязаны исключительно Никите Сергеевичу Хрущеву, хотя на самом деле озабочен тот был другим – местью Сталину и оправданием своего восшествия, что называется зачисткой тыла. Но пусть будет так.

Интересен миф, который родился с этим, чтобы нового правителя сделать другом чеченцев. Об этом писала сегодня «Кавказская политика». На одном из заседаний Президиума ЦК Молотов, якобы, упрекнул Хрущева: «Что вы, Никита Сергевич, делаете? Этих волков мы с трудом собрали из лесов и выслали, а Вы хотите их вернуть…» Сказано это было о чеченцах и ингушах. Хрущев в ту же секунду ответил: «И леса наши, и волки наши…»

«Думается, кое-кому из нынешних политиков тоже надо бы вспомнить, что и в современной России «и горы наши, и волки наши»… Вдохновенно пишет автор. Но нет, на этот раз херня не пройдет. И горы не российские, и волки не русские. Конец сказочкам.

Хасуха.