Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

Отважный абрек Зелимхан

Зелимхан

М.Мурлин

Чеченпресс, 27.10.05г.

 

После окончания Кавказской войны XIX века сопротивление горцев колонизаторам отнюдь не прекратилось. В Чечне, Дагестане и Ингушетии продолжали действовать ряд партизанских отрядов, а в 1877 на Северном Кавказе вспыхнуло народное восстание, охватившее большую часть Чечни и Дагестана. После того как это восстание было потоплено в крови царскими войсками, а его вожди казнены, сопротивление царизму приняло такую своеобразную форму как абречество. Абреки были настоящими кавказскими робин гудами, которые, не желая мириться с несправедливостью и произволом, брались за оружие.

Действуя в одиночку или небольшими группами, абреки мстили царизму за себя, своих родственников и свой народ: убивали ненавистных царских сатрапов, грабили банки, казенные учреждения, богачей-колонизаторов. Отобранные деньги и ценности абреки чаще всего затем распределяли среди бедных крестьян. Абречество имело массовую поддержку среди горцев и, отражало недовольство народов Северного Кавказа национально-колониальным гнетом. Народ смотрел на абреков как на своих защитников, и сам тоже защищал их, укрывая от царских властей. Борьба абреков нашла широкое отражение в фольклоре горских народов. О них писали стихи и складывали песни.

Вопреки утверждениям царизма и позднейшей сталинской исторической «науки» колонизация Северного Кавказа Россией отнюдь не способствовала прогрессивному экономическому и культурному развитию населяющих его народов, а наоборот тормозило его. После завоевания у чеченцев и ингушей были конфискованы огромные земельные массивы в пользу казны и казачества, а население загнано в горы. В нагорных районах, до 40 процентов хозяйств совершенно не имели пахотных и сенокосных участков. По статистическим данным, в горной Чечне на мужскую душу в среднем приходилось 1,2 десятины пахотной земли, а Ингушетии – 0,2 десятины. В то же время на одного казака в Сунженском отделе, например, приходилось 10,7 десятины, а в Кизлярском отделе – до 27,5 десятины земли.

Недостаток земли заставлял горских крестьян арендовать ее у казачества и казны. При этом чеченцы и ингуши должны были платить огромные налоги, которые возрастали из года в год. Интересно, что соседние с ингушами осетины, исповедовавшие христианство и по численности в два раза превосходившие ингушей, платили в 1866 году 10 000 рублей, тогда как ингуши платили 13 000. Царская власть, как и любой другой империалист, действовала по принципу «разделяй и властвуй».

Такая политика вызвала настоящее обнищание горских народов. Собираемый ими урожай позволял лишь не умереть с голоду. Сложился достаточно большой слой безземельных крестьян. Но и путь в промышленность им был фактически закрыт. В окрестностях Грозного в конце XIX века начала развиваться нефтяная промышленность, но если туда и брали горцев, то исключительно на самую черную работу. В 1891 году и вовсе было издано постановление, запрещающее проживать в черте города всем чеченцам и ингушам, не состоящим на государственной службе. Вайнахи были изгнаны из Грозного, Воздвиженской, Шатое и Ведено. А по постановлению от 14 мая 1893 года горскому населению уже прямо запрещалось работать на промышленных предприятиях Грозного (кстати, практика недопущения горцев на промышленные предприятия негласно проводилась после возвращения чеченцев и ингушей из депортации вплоть до 1991 года).

В эпоху колониализма первыми прославленным кавказскими абреками были Вара, убитый в 1865 году, а так же Назир-абрек и Атабай Карачаевский. В последующие годы их дело продолжили такие известные абреки как Эски, организовавший массовый побег из грозненской крепости и убивший адъютанта генерала Скобелева, Осман Мутуев, Мехки, Аюб, Зелимхан Гельдигенский, Саламбек Гараводжев. Но, безусловно, самым известным и почитаемым чеченским абреком был Зелимхан Гушмазукаев из селения Харачой близ Ведено. Он получил широкую известность далеко за пределами Чечни и даже за пределами Кавказа. О нем писали в центральных российских газетах, а все революционные партии, да и впрочем, все более-менее демократически настроенные слои российского общества горячо сочувствовали его борьбе против самодержавия.

Зелимхан начал свою борьбу в 1901 г. Поначалу он занимался грабежами богатых русских колонизаторов на дорогах и вскоре создал свой небольшой отряд. С самого начала он и его соратники по борьбе следовали правилу грабить только состоятельных и только не чеченцев. Наибольшая активность Зелимхана началась с начала революции 1905 года, в которой он, как и другие абреки, принял активное участие.

Начиная с весны 1905 года в Чечне и Ингушетии поднимается волна восстаний. Крестьяне изгоняли назначаемых властями чиновников, захватывали частные и казенные казачьи земли, ранее конфискованные у них, отказывались платить налоги и выполнять повинности. Выступления горцев, которые продолжились и в 1906 году, приняли наибольший размах в Веденском районе, на родине Зелимхана. Отважные действия благородного абрека Зелимхана вдохновляли крестьянские массы на борьбу и сыграли большую роль в том, с каким упорством крестьяне отказывались повиноваться колониальным властям.

10 октября 1905 г власти организовали погром чеченцев на грозненском базаре. Войска расстреляли 17 чеченцев. Зелимхан решил отомстить и через неделю захватил пассажирский поезд, ограбил богатых русских пассажиров и 17 человек из них, в основном офицеров, расстрелял. «Передайте полковнику Попову, – сказал он уцелевшим пассажирам, – что чеченские жизни, взятые в Грозном, отомщены».

Ничто не смогло сломить Зелимхана, и он продолжал свою борьбу. В апреле 1906 года он убил начальника Грозненского округа подполковника Добровольского. В 1908 году Зелимхан метким выстрелом в лоб убил начальника Веденского округа полковника Галаева, узнав, что тот советовал своим подручным стрелять абрекам в лоб. За помощь в поимке легендарного абрека царское правительство назначило 5000 рублей, а в последствии эта сумма была увеличена до 18000 рублей. В январе 1910 года Зелимхан совершил налет на Грозненский вокзал и, издеваясь над карателями, увез из кассы ровно 18000 рублей.

Отряд Зелимхана начал фактически партизанскую войну против властей. Против него были брошены крупные отряды регулярной армии. В селах, которые укрывали абреков, проводились жестокие «зачистки». Начались преследования родственников Зелимхана: были убиты его брат и отец, жители целых чеченских сел поголовно ссылались в Сибирь, если становилось известно, что там ночевал абрек. В 1910 году начальник Назрановского округа князь Андроников захватил в заложники жену и детей Зелимхана, за что поплатился своей головой. Абрек вышел ему навстречу с горсткой товарищей на горной дороге и лично застрелил Андроникова прямо на марше, когда он во главе 2 тысяч солдат вез его семью во Владикавказ.

Приказом по Терской области властями был сформирован «временный охотничий отряд» во главе с войсковым старшиной Вербицким для уничтожения Зелимхана и его соратников. Этот отряд устроил побоище мирных чеченцев на гудермесском базаре, в результате которого погибло несколько человек. Зелимхан решил отомстить и убить Вербицкого, но от этого шага его отговорил один очень авторитетный чеченский интеллигент, которого он не мог не послушать. И тогда Зелимхан решает отомстить Вербицкому другим способом – совершить набег на Кизляр и ограбить там местное казначейство. При этом он решается на безрассудно смелый шаг – он предупреждает Вербицкого о запланированном месте и времени нападения.

На Зелимхана и его отряд, разумеется, была подготовлена засада. Но отряду абреков в 60 человек во главе с Зелимханом удалось совершить невероятное – они удачно обошли засады, переодевшись казаками, и, разделившись на небольшие группы, ограбили казначейство и скрылись, не потеряв ни одного человека! В полицейском отчете сообщалось, что скрыться Зелимхану от полицейских и казаков помогли жители одного из чеченских сел. Они стерли следы, оставленные копытами коней абреков на 15-верстном отрезке дороги. «Безнаказанность чеченских аулов, по которым прошла шайка Зелимхана после ограбления кизлярского казначейства, конечно, окрылит разбойников и повлечет их на новые подвиги», – говорилось в том же отчете. Село было сожжено, жители высланы в Сибирь.

Добыча от этого налета была совсем небольшая, если учитывать численность отряда – всего-то 5000 рублей. Но не это было главное: Вербицкому удалось отомстить и теперь он попал под суд за бездействие и неудачу в поимке Зелимхана. Однако и силы абреков вскоре понесли тяжелую утрату – в марте 1911 года в селении Старые Атаги был убит ближайший сподвижник Зелимхана абрек Аюб Тамаев.

Однажды во время гастролей по Северному Кавказу в заложники к Зелимхану попал знаменитый певец Федор Шаляпин. Когда Зелимхан узнал, кто попал к нему в руки он решил не требовать с него выкуп и просто попросил его спеть. Когда Шаляпин спел, растроганный до слез абрек отпустил его на свободу, но взял с него слово, что он никому не расскажет, что видел слезы на глазах чеченца. Шаляпин сдержал свое слово, и рассказал эту историю только в 1938 году, на смертном одре.

Русским революционерам так и не удалось установить контакт с Зелимханом, о чем они, конечно, впоследствии очень сожалели. Ведь из Зелимхана мог получиться еще один Котовский. Однако связь с революционным движением в России Зелимхан все же установил, через анархистов. В 1911 году с знаменитым абреком встретились несколько студентов-анархистов из Ростова-на-Дону. От них он узнал что «царь не только чеченцам зло делает». Студенты подробно рассказали о той борьбе, которую ведут рабочие и крестьяне по всей России. Зелимхан с сочувствием и поддержкой отнесся к гостям. Они расстались друзьями и соратниками. Студенты вручили Зелимхану красно-черный флаг, четыре бомбы и печать, на которой было написано: «Группа кавказских горных террористов-анархистов. Атаман Зелимхан». С этого момента простодушный Зелимхан скреплял свои послания и ультиматумы этой печатью.

Зелимхан был просто неуловим и выбирался из самых трудных ситуаций. В октябре 1911 года ему удалось бежать из окруженного села Сунженское, а в декабре того же когда он умудрился бежать из окруженной пещеры. Причина того, что абрека не могли поймать в течение долгих лет была в том, что чеченцы и ингуши его всегда укрывали. Любое село почитало за честь приютить Зелимхана, несмотря на то, что селу за это грозило уничтожение. Однако все же нашлись предатели, которые за деньги сдали Зелимхана. 26 сентября 1913 года близ Шали заболевший Зелимхан был окружен целым полком карателей и после многочасового боя убит. Примечательно, что враги целых 4 часа боялись подойти к телу погибшего абрека.

После революции 1917 года Зелимхан почитался как герой национально-освободительной борьбы, выразитель интересов горской бедноты каким он и был. О нем было написано несколько книг, а киностудия «Восток-кино» сняла о подвигах Зелимхана немой фильм.