Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

О четырех сортах фашизма и не только

Александр Скобов: Правила поменялись

Разумеется, новая серия уголовных дел против известных оппозиционеров, сопровождающаяся буквально кафкианским верчением на соответствующем месте даже теми антиправовыми и антидемократическими законами, которые наклепал "взбесившийся принтер", разумеется, все это — часть "предвыборной зачистки". Это лежит на поверхности, и это отмечено всеми.

Но одновременно это и завершающий аккорд растянувшегося на годы процесса качественного переформатирования политического фасада путинской диктатуры. Причем меняются не только декорации, но и реальные механизмы осуществления власти, принципы политической организации общества.

"Партийно-парламентский" фасад путинского режима эволюционирует в направлении системы, возникшей в некоторых странах Азии и Восточной Европы, ставших после Второй мировой войны советскими вассалами. В частности — в так называемой ГДР (советской зоне оккупации Германии), о которой служивший там в молодости наш Верховный Саламандр, по всей видимости, сохранил самые теплые воспоминания. В отличие от классической однопартийной системы советского образца, там, кроме правящей сталинистской "руководящей и направляющей" партии (именовавшей себя по советскому образцу "марксистско-ленинской"), было сохранено еще несколько легальных партий, выпотрошенных от нелояльных элементов.

Все они объединялись в общую "коалицию", которая в разных странах могла называться немного по-разному: Народный фронт, Национальный фронт, Отечественный фронт, Патриотический фронт. "Младшие партнеры" по этим "коалициям" должны были официально признавать "руководящую и направляющую роль" марксистско-ленинской партии. Они не имели отдельных от нее программ, не могли критиковать ее текущую политику и конечные цели, не могли конкурировать с ней на "выборах". Избирательные округа заранее распределялись между кандидатами от разных партий так, чтобы в каждом был только один "единый кандидат" от "фронта".

Естественно, большинство округов закреплялось за кандидатами от "руководящей и направляющей". То есть какое бы то ни было легальное политическое соперничество исключалось точно так же, как и при классической однопартийной системе советского образца. А партии-пустышки служили для имитации "полной поддержки курса правящей "пролетарской" партии со стороны других социальных групп".

Путинский режим до сих пор формально признавал принцип легальной политической конкуренции между партиями. Но он последовательно шел по пути его выхолащивания. Сегодня представительство в "парламенте" монополизировано четырьмя партиями, которые целиком и полностью разделяют три базовых неписаных принципа путинской системы:

1. Поддержка агрессивной, имперско-реваншистской и антизападной внешней политики.

2. Поддержка курса на уничтожение свободы слова, собраний, политических и общественных организаций.

3. Отказ от критики лично диктатора и его ближайшего окружения. Это касается как их политических решений, так и личных доходов и состояний.

Когда видишь, с каким остервенением Госдура доламывает систему доставшихся нам от Перестройки политических и гражданских прав, понимаешь, что поведение депутатов нельзя свести к чисто шкурному, холуйскому стремлению выслужиться перед начальством. Думские партии пропитаны искренней, пламенеющей ненавистью к либеральному гуманизму, к человеческой свободе. Они поклоняются всемогуществу государства, для них сакрально его не ограниченное законами и моралью "право" на насилие и жестокость. Все они в той или иной мере оправдывают преступления Сталина и Ивана Грозного.

Таким образом, эти четыре партии представляют в Госдуре четыре разных сорта русского фашизма. Различия между этими сортами становятся все менее заметны, и весьма вероятно, что оттенки скоро совсем сойдут. Думские партии хоть сейчас можно объединять в "большой путинский фронт" с единой программой и единым списком кандидатов на "выборах". При руководящей и направляющей роли "Единой России", естественно.

Однако Кремль этого пока не делает. В определенных, хотя и ограниченных, пределах допускаются дискуссии между думскими партиями по налогово-бюджетной политике. Они как бы конкурируют друг с другом на "выборах". Но борются они не за власть, а за благосклонность "цезаря", фигура которого рассматривается как несменяемая и фактически сакральная.

Реальная оппозиция — это те, кто не придерживается трех вышеуказанных базовых принципов путинской системы. И кто призывает народ воспользоваться своим конституционным правом на смену власти. Путем всевозможных манипуляций и махинаций Кремль давно вытеснил оппозицию на периферию общественной жизни. И он все менее готов был терпеть присутствие даже ограниченного числа оппозиционеров в декоративных представительных органах.

В определенной ситуации даже несколько реально оппозиционных депутатов могут стать точкой сборки "внепарламентского" протеста. Сначала оппозицию полностью выдавили из Госдуры. Но фальсификации при подсчете голосов не гарантировали от попадания отдельных оппозиционеров в региональные парламенты. И тогда, чтобы исключить любые случайности и неожиданности, власти стали отсекать оппозицию от участия в выборах "на дальних подступах". Просто тупо отказывать в регистрации.

И тут Навальный придумал "умное голосование", позволявшее оппозиции влиять на избирательный процесс, даже будучи полностью отсеченной от него. Оппоненты Навального могут сколько угодно ерничать над тем, что он предлагает выбирать между четырьмя сортами фашистского дерьма. Но дело в том, что депутатские места давно фактически распределяются между четырьмя фашистскими партиями через закулисные аппаратные договоренности. "Умное голосование" позволяет оппозиции бесцеремонно вмешаться в этот интимный процесс и в ряде случаев уже достигнутые аппаратные договоренности поломать. Это вызывает напряжение в системе, расшатывает ее стабильность. А в условиях дестабилизации глядишь — и в псевдооппозиционных системных партиях могут появиться реально оппозиционные группы, претендующие на собственную политическую субъектность.

В общем, перефразируя классика марксизма-ленинизма, в Кремле было принято решение о переходе от политики сдерживания оппозиции на дальних подступах к политике ликвидации оппозиции как класса. О полном ее устранении из легального политического поля. Разгромить все сколько-нибудь организованные группы, способные хоть как-то влиять на избирательный процесс. Запретить или принудить к самоликвидации. Арестовать всех их известных лидеров. Именно арестовать. До недавнего времени власти предпочли бы выдавить из страны. Правила поменялись.

Весьма своеобразное положение между оппозицией и партиями "путинского фронта" занимает в путинской политической системе партия "Яблоко". По первым двум пунктам она вроде бы примыкает к оппозиции. Осуждает и агрессивную внешнюю политику, и репрессии. С третьим пунктом сложнее. Педалирование темы личных состояний правящей элиты "Яблоко" считает популизмом. Оно очень боится разжигания социальной розни. Больше, чем путинской диктатуры. Но главное — Явлинский и его окружение все годы путинской власти последовательно блокируют все попытки объединения ее противников.

В странах, в которых власть обеспечивает свою несменяемость махинациями и полицейским насилием, отношения между "партией власти" и оппозицией не могут быть похожи на отношения между консерваторами и лейбористами в Англии, где оба игрока признают общие правила политической борьбы и честно их соблюдают. Противники диктатуры могут как угодно различаться, могут соперничать, но от "партии власти" их отделяет стена. У тех, кто оказался по одну сторону от этой стены, формируется чувство общности и особые правила соперничества, предполагающие как минимум отказ ставить друг другу подножки.

Лидеры "Яблока" никогда не отказывались от возможности подставить ножку своим соседям по оппозиционной площадке. Вплоть до использования путинской машины манипуляций для снятия их с выборов (был такой случай с Галиной Хованской). Но дело к этому не сводится. Постоянно демонстрируя, что другие оппоненты власти для них такие же политические конкуренты, как и "Единая Россия", лидеры "Яблока" размывают стену, отделяющую диктатуру от ее противников.

Кроме того, лидеры "Яблока" неоднократно не только отказывались от участия в серьезных акциях протеста, но и отмежевывались от них, осуждали их участников. В начале этого года они сделали все, чтобы утопить Алексея Навального и его команду. Забыв о собственном правиле всегда говорить спокойно и тихо, такие соратники Явлинского, как Алексей Мельников, буквально криком кричали, призывая людей не выходить на митинги. Никто тебя не осудит, если ты сам боишься идти под дубинки и автозаки. Но кидать комья грязи в спины тех, кто решил идти, — это верх политической и человеческой низости.

Разумеется, в "Яблоке" есть отдельные праведники, занимающиеся реальной правозащитой. Но такие отдельные праведники есть даже в по уши сталинистской, а по сути черносотенно-нацистской КПРФ. Если больше голосовать не за кого, можно проголосовать и за "Яблоко". В рамках "умного голосования". Так же, как и за зюгановцев. Зажмурив глаза и зажав нос. Правда, зажмуривать глаза и зажимать нос придется сильнее. Просто потому, что зюгановцы никогда не были для оппозиции "своими". Кстати, они хотя бы изредка еще пытаются трепыхаться. Могут и против обнуления выступить.

Фактически "Яблоко" превратилось в партию штрейкбрехеров и политических мародеров. Такие вот вырисовываются контуры новой политической модели конкурентной многопартийности по путински: Партия жуликов и воров (плюс её сателлиты по "путинскому фронту") против Партии штрейкбрехеров и мародеров. А вот закрепится ли эта модель — большой вопрос.

Мечта "Яблока" остаться единственным петухом в оппозиционном курятнике и подгрести под себя всех сторонников своих зарезанных диктатурой конкурентов может и не сбыться. После уничтожения легальной оппозиции "Яблоко" перестает быть нужным Кремлю в качестве спойлера. Становится некому ножки подставлять. Убеждать Кремль, что "улица будет молчать, пока "Яблоко" говорит в Думе"? Это тоже не про сегодня. Такие аргументы могли работать тогда, когда Кремль делал ставку на авторитарную деполитизацию общества. А у нас на дворе эпоха тоталитарной мобилизации. И даже вкрадчивый голос "Яблока" становится неуместен.

Снять "Яблоко" с легальной доски Кремль может на два клика. По тому же крымскому вопросу. Позиция партии по этому вопросу двойственна, как и по многим другим. Проявляя чудеса эквилибристики, "Яблоко" осуждает незаконность аннексии, но возврата Крыма Украине не требует. Фактически оно выступает за переоформление аннексии с соблюдением некоторых формальных приличий. Но объяснить это беснующемуся фашистскому отребью из телевизионных ток-шоу будет сложно. А ведь именно это отребье все в большей мере определяет действия путинской репрессивной машины.

Но если путинская система отторгнет последний не вполне органичный для нее элемент, излишней станет и имитация политической конкуренции между четырьмя думскими сортами фашизма. И неуместным станет не только вкрадчивый голос "Яблока" в Думе, но и оппонирование властям на уровне детских площадок во дворах. Вот тогда путинская система окончательно обретет свою законченность. Любая система стремится обрести законченность.

Александр Скобов

https://kasparov-ru.appspot.com/material.php?id=60B8AE0BD4331&fbclid=IwAR13Fw6F-BE02IDI62sbJ5uiE0KMtvUbOwzTJPbAwlAiXWqlup5UP2dvHc0