Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

О Т В Е Р Ж Е Н Н Ы Е

Новости за 27 января 2002 г.

Это письмо, как крик отчаяния пришло в американскую правозащитную ороганизацию из Германии. Это было как SOS c гибнущего корабля, когда надвигается чёрное, страшное, почти неотвратимое, а там далеко где-то есть люди - добрые разумные существа, которые услышат, поспешат на помошь, спасут...

Приводим это письмо целиком: 

"22 декабря 2001 г.
Председателю Бостонского Комитета против Этнических Чисток 
Виктории Пупко
Уважаемая Виктория!

Мы, беженцы из Чечни в Германии, имеем очень мало шансов получить здесь убежище. Хотя мы очень благодарны этой стране за оказанную нам во время нашего пребывания здесь материальную помощь и крышу над головой...

Но мы находимся в состоянии депрессии и подавленности от того, что, несмотря на разгар зимы, нас начали депортировать в Россию. Немецкие власти объясняют это тем, что в России нас, мол, не обижают, не притесняют и вообще принимают с распростёртыми объятиями.

Но мы прекрасно знаем, что, если нас куда и примут в России, так это - в тюрьмы, а если ещё куда-нибудь, то только для того, чтобы сделать из нас мишени для испытания русского оружия разного типа. Вот для этого мы действительно нужны России.

До боли обидно и совершенно не понятно, как в демократическом государстве, в цивилизованном обществе, там, где соблюдаются права человека, в том числе, и его право на жизнь, вышвыривают, выдворяют именно нас чеченцев, которые чудом вырвались из пасти Зверя, спасая жизни своих детей. Чеченцы взывают о помощи, просят, умоляют защитить их от насилия и смерти, а их кидают обратно в лапы тому же хищнику, от которого они только что сбежали!

В последнее время чеченцы на свои просьбы о предоставлении им убежища получают официальные отказы, с указанием недельного срока. Это означает:

- Во-первых, то, что это заключение Немецкого Иммиграционного Департамента обжалованию не подлежит.

- Во-вторых, нас теперь заставляют подписывать бумагу о том, что мы сами добровольно в недельный срок покинем Германию, а если нет, то нас в наручниках сажают в самолёт и отправляют в Россию, прямо к нашим врагам. Особенно это практикуется на земле Niеdersaсhsen.

К сожалению, мы не можем описать всё подробно: мы не всё понимаем, что вокруг нас происходит. Мы не знаем немецкого языка, не знаем немецких законов. Но одно мы знаем точно: это бесчеловечно!

Но главное, что мы никак не можем понять: как это с молчаливого согласия всего мира России позволено с такой страстью уничтожать нас! Нас отовсюду швыряют обратно в эту Звериную пасть!

С уважением и большой благодарностью за Ваш труд.

С надеждой на понимание и помощь.

Чеченские беженцы в Германии"

Эти чеченские беженцы, в большинстве своём - женщины и дети, не погибли, когда российская, авиация безжалостно накрывала бомбами их мирные селения; они остались живы, когда их беженские колонны, двигающиеся к ингушской границе, попадали под пулемётные, танковые, ракетные обстрелы российских войск; они прошли через многочисленные блокпосты, где русские военные, глумясь, беззастенчиво вымогали с них за проход мзду - плату за жизнь... Они не умерли от голода, холода и антисанитарии в ингушских лагерях беженцев. На их глазах во время "зачисток" российские солдаты более двух лет убивали их сыновей, мужей, отцов, братьев; увозили их в неизвестном направлении...

И вот - Германия, демократическая страна. Спокойная мирная жизнь, нет артиллерийских обстрелов, не нужно сутками прятаться в подвалах, куда ворвавшийся в дом российский солдат, не глядя, может швырнуть гранату. На улицах не стреляют, нет опустошительных кровавых зачисток, и даже дети, пропустив два с половиной учебных года, вновь садятся за парты... И вдруг - угроза депортациии!

Мотив для отказа чеченцам в политическом убежище в Германии (а после 11 сентября такие отказы стали частыми) один. Как было сказано в одном из заключений Иммиграционного Департамента, чеченцы, вместо того, чтобы бежать за границу "могут воспользоваться внутрироссийской (на территории РФ) альтернативой для иммиграции...". Далее говорится, что хотя "из-за растущих античеченских настроений и увеличивающихся репрессивных мер против кавказцев, регистрация чеченцев в больших российских городах затруднена, в менее промышленно развитых районах и небольших российских городах чеченцы вполне могут осесть - получить регистрацию, обосноваться, легально устроиться на работу...".

Что на всё это сказать? Немецкие иммиграционные чиновники, видимо, не знают (хотя им по штату полагается знать, да и немецкая пресса об этом писала), что в России, даже получившему регистрацию выходцу из Чечни чрезвычайно трудно, а порой невозможно получить работу, снять кватиру, устроить ребёнка в детское учреждение... А в правительственные организации (например, для того, чтобы получить заграничный паспорт) вообще без взятки лучше не соваться ... Не знают, видимо, чиновники и о том, что на улицах российских городов (в том числе и небольших) чеченцев, как бешенных собак, отлавливает милиция; что во время задержаний оперативники нередко стремятся подсунуть им в карманы наркотики, и чтобы недопустить этого, чеченцы вынуждены наглухо зашивать свои карманы; что задержанных чеченцев в отделениях милиции жестоко, часто до инвалидности бьют...

Чтобы стало совсем понятно, как в России относятся к чеченцам приведём пример, когда на уроке литературы в одной из престижных московских гимназий учительница превратила лермонтовского Мцыри (помните, какая это, как писал Белинский, "исполинская натура"?! Какой "могучий дух?!" Какой боец, вольнолюбец, мятежная душа?!) в "вероломного, подлого, коварного кавказца" и даже хуже того: "вообще, - чеченца". А те ребята, которые отказались в таком ключе писать сочинение, схлопотали двойки ("Новая газета", 15 января 2001 г., "Содержание поэмы и форма черепа").

А погром, учинённый 28 марта 2001 г.в химкинском общежитии национальной чеченской театральной студии "Нахи" при Московском Госуниверситете культуры?! В 5.30 утра туда в масках и с собаками ворвались вооружённые бойцы помосковного РУБОПА и областного СОБРА . Под предлогом проверки анонимного звонка о якобы спрятанном тротиле, они, не предъявив никаких докуметнов, стали за волосы стаскивать полусонных студентов с кроватей, избивая их, пиная и вопя всяческую нецензурщину... В течение трёх часов будущие чеченские актёры лежали под дулами автоматов на полу в одних трусиках на мартовском сквозняке: пришельцы потрудились открыть одновременно балконную и входную двери. Студентов периодически избивали, заставляли ползать по полу из комнаты в комнату, называли "чичами", "грязными обезьянами", "черными тварями", "быдлом", "моджахедами", которых надо резать. Им говорили, что чеченцы способны лишь на то, чтобы пасти баранов и имено этим и должны заниматьтся. Им плевали в лицо. Их били по голове книгой "Судьба чечено-ингушского народа". У некоторых вырвали клочья волос. Некоторым грозили, что отвезут их в лес, расстреляют и закопают там в яме. Время от времени кто-то из погромщиков кричал: "Мы вам не дадим учиться в России!"

55-летнего доцента Алихана Дидигова избили прикладами; ему плевали в лицо, рвали одежду, выкручивали пльцы, били ногами, а когда он потерял сознание, ходили по спине... Когда присутствующий при этом сын осмелился попросить за отца, ему завели руки назад, надели наручники и, вставив между ними автомат, стали прокручивать его... ("Новая газета", 21 апр. 2001 г., "Падение бьющих")

Вы думаете, за этот фашистский погром в получасе езды от Кремля кто-нибудь понёс наказание?!. 

Что касается российских мало промышленно развитых районов и небольших городов, где, по мнению немецких чиновников, чеченцы "могут получить регистрацию, обосноваться, легально устроиться на работу..." Да, действительно, там реально можно получить регистрацию и даже найти рбаоту... Но психологическая атмосфера почти везде такая, что жить невозможно: преследуют, травят, сживают со свету... В Воронежской области русская семья через московский "Комитет Поддержки Ранее Репрессированных Народов" взяла на воспитание восьмилетнего чеченского сироту. Через месяц они позвонили и попросили забрать мальчика: их затравили соседи.

Становится понятным почему все без исключения чеченские беженцы, оказавшиеся в России, охвачены чувством безысходности, безнадёжности, беспросветности. Не так давно две американские правозащитницы (обе - выходцы из Советского Союза), разговаривали в Москве с чеченской беженкой средних лет, только что приехавшей из русской глубинки, откуда её семья, затравленная соседями, была вынуждена буквально бежать. Эта чеченка просто ошеломила их вопросом: "Вы что, нас действительно за людей считаете?!"

Может быть немецкие иммиграционные чиновники обо всём этом в самом деле ничего не знают. Но вот господа из БНД (немецкая разведка) и Ведомства по охране Конституции (контрразведка), которые по долгу службы читают всю русскоязычную прессу, о таком положении чеченских беженцев в России не знать не могут. Знают они, конечно же и о том, что сегодня, в огромном кавказском гетто, называемом Чечнёй идёт чудовищный по своей преступности эксперимнт над целым народом; что существует практика трансплантации у пленных чеченцев внутренних органов; что захваченные во время зачисток чеченские мужчины методически лишаются детопроизводительных функций (начальник штаба МО РФ В. Квашнин напрямую сказал, что "с бандитами в Чечне можно покончить только в том случае, если прекратить их детопроизводство"); что в фильтрационных лагерях, куда мужчин забирают, начиная с 10 лет (те, у кого есть дети, вдумайтесь!), заключённых подвергают не только массовым средневековым пыткам, но и биологическим эспериментам; что в оккупированной республике российские военные во всю торгуют захваченными во время зачисток живыми и мёртвыми людьми (ГИА "ЧЕЧЕНПРЕСС", Умар Ханбиев "Классификация пыток", 23 июля 2001 г.; ТВ-6, программа "Итого", 24 ноября 2001).

Я не случайно заговорил о немецких спецслужбах. Их осведомлённость обо всём, что происходит в Чечне говорит о том, что об этом в деталях знает Канцлер Германии Генрих Шрёдер, знают парламентарии. То, что происходит с чеченскими беженцами в этой стране - отнюдь не прихоть немецких иммиграционных чиновников. Это государственная политика!

Каким цинизмом нужно обладать, чтобы, зная всё это, депортировать несчастных, измученных до последней степени чеченских беженцев обратно в Россию, предлагая им "внутреннюю иммиграцию" в этой абсолютно враждебной им стране?

В начале января 2002 г. получил печальную известность такой случай. Чеченский беженц, глава семьи сидит в немецкой тюрьме, ожидая, назначенной депортации (германские власти дали этой семье десятидневный срок), а в это время его жена, находящаяся на последнем месяце беременности, рожает ребёнка. Несмотря на это, позвонивший в правозащитную организацию их адвокат, признался, что не уверен в том, что депортацию удастся остановить .

Когда в 45-ом англичане сдавали Сталину казаков, некоторые из них, в том числе женщины с грудными детьми стали бросаться с моста в реку Драву, ища смерти в речной пучине. Когда в прошлом году подошёл срок депортации одной чеченской семьи, глава этой семьи, зная, что их ожидает в России, в отчаянии вскрыл себе вены...

Чеченские беженцы находятся сегодня в 15 странах Европы и относятся там к ним, к сожалению, не всегда адекватно. На Западе не понимают, а может быть, не хотят понимать, что к ним за помощью протянули руки спасающиеся от гибели представители безжалостно уничтожаемого (в Третьем-то тысячелетии!) народа.

Америка, к сожалению, тоже не торопится помочь чеченцам. Недавно Эмилия Винтерсон, первый помощник сенатора Эдварда Кеннеди, прямо сказала одному из авторов этой статьи: "Мы не хотим обижать Путина: он нам нужен!" Вот так же 60 лет назад Америка не хотела обижать Гитлера: в 39-ом году пароход "Сант Луис" с 900-ми еврейскими беженцами на борту был вынужден отойти от Флориды и взять обратный курс на Европу; в 41-ом Конгресс США отказался принять 20 тыс. еврейских детей из Германии сверх квоты; в 43-м, когда тысячи евреев каждый день исчезали в газовых печах, секретная англо-американская конференция, проведённая на Бермудах, провалила проект политики открытых дверей для еврейских беженцев (Мартин Гилберт "Атлас еврейской истории", Нью-Йорк").

Нам было стыдно за человеческое сообщество, когда мы читали открытое обращение председателя Ассоциации Чеченских Беженцев в Европе Рамзана Ампукаева к правительствам европейских государств. Он с надеждой взывает к сердцам государственных мужей Европы, призывая их признать, что происходящее сегодня в Чечне - геноцид! Да даже после описанного в этой статье (а это - лишь маленькая толика того, что сейчас имеет место) хочется громко крикнуть: "Остановите! Если всё это не геноцид, тогда что такое геноцид?!" Мир трусливо безмолвствует, наблюдая, как стирается с лица земли целый народ.

А между тем, всё взаимосвязано. Человечество это - единый организм, который не может нормально функционировать, если где-то очень болит. То, что делается сейчас в Чечне, не может пройти для человечества просто так. Ни одному народу не удастся безнаказанно отсидеться, делая вид, что он не замечает, как изживается из жизни один их его собратьев. История не прощает предательства. Человечество эволюционно зашло в нравственный тупик и оказалось перед лицом 11 сентября потому, что на протяжении всей своей истории оно только и делало что предавало высшие человеческие ценности. Трагедия 11 сентября стала возможна потому что сегодняшнее человечество - такое, какое оно есть. Именно поэтому в нашу жизнь вошли ГУЛАГ, Холокост, ядерные бомбардировки японских городов, полпотовская Комбоджа, северокорейские концлагеря... Сегодняшняя Чечня (самая кровоточащая точка планеты) - ещё одно звено в этой страшной цепи. Если бы мир поднялся и по-настоящему защитил чеченцев, это было бы разрывом вековой цепи мирового зла, прорывом в такое будущее, где не будет места насилию и войнам, где государственные интересы будут подчинены общечеловеческим (такое время обязательно рано или поздно наступит)... И трагедии 11 сентября в этом случае могло бы уже не произойти. Это трагедиия - общечеловеческая, она имеет метафизические истоки, и, вполне вероятно, была бы не допущена Свыше.

Владимир Крыловский, Нью-Йорк
Виктория Пупко, Бостон
Американская русскоязычная газета "Каскад", № 158, 25 января 2002 г.