Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

21 год со дня массового убийства российскими оккупантами мирных жителей в Новых Алдах

Массовое убийство в Новых Алдах — убийство ни в чём не повинных мирных жителей в посёлке Новые Алды и прилегающих районах Грозного 5 февраля 2000 года.
Согласно докладу общества «Мемориал», всего было убито 56 человек, по данным «Human Rights Watch» — 60 человек.
Европейский суд по правам человека признал виновным в этом убийстве ОМОН ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области и ОМОН УВД Рязанской области. О том же сообщают данные журналистов и правозащитных организаций. ОМОН ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области отрицает эти обвинения.
Правительство России не отрицает, что в этот день в Новых Алдах петербургский ОМОН проводил «специальную операцию», но считает, что участие милиционеров в убийствах не доказано.

Из рассказа Ислама Кадаева

5 февраля 2000 года на окраине Грозного, в месте, называемом Новые Алды, произошли события, необъяснимые по масштабу чудовищной жестокости.

Произошли вместо предполагавшейся так называемой "зачистки".., обычно военными полностью оцеплялось какое-то пространство и тщательно прочесывалось, в результате чего исчезали молодые люди и предметы цивилизованного быта, из которого особо любима федералами была аудио-видеотехника. Не брезговали и коврами с посудой, ведь все это им пригодится в будущей мирной жизни, после наведения конституционного порядка, конечно же. У них у самих, у федералов, дети непоены-некормлены, жены неодеты, родители спят плохо и чутко, да и "злой чечен ползет на берег, точит свой кинжал". Вот они и наводят, собственно, день и ночь порядок. 

День был на удивление солнечным. С самого раннего утра Алды были оцеплены, стали раздаваться выстрелы. Люди сидели в подвалах, напряженно ожидая предстоящего унижения. Но вместе с учащающимися выстрелами стали доноситься душераздирающие и часто предсмертные крики. 

На этот раз военными проводилась настоящая карательная акция в духе генерала Ермолова, чьи лавры не дают покоя до сих пор многим русским генералам. Люди сжигались заживо, из подствольных гранатометов сносились головы, головы отрезались заживо (многие так и не были найдены: видимо, унесли с собой палачи для неясных целей; говорят, они служили ходовым реквизитом для фотографирования на память). Убивали не глядя на возраст и половую принадлежность - детей, женщин, стариков, тех, кто не мог оказать никакого сопротивления, тех же, кто мог оказать его хотя бы гипотетически, убивали с особой жестокостью и садизмом. Людям дробили черепа, выкалывали глаза, отрезали языки, выбивали изо рта золотые зубы; прах и обугленные кости, оставшиеся после сожжения целой семьи, еле наполнили одно ведерко. Происходили немыслимые веши... 

В это самое время наша героиня со своей матерью и еще пятнадцатью соседями сидела в одном из подвалов. Подвал был глухой и о происходящем снаружи никто и не догадывался, пока туда не вбежал совсем молодой солдат. 

Он пытался объяснить, что всех убивают и если они, эти люди, сидящие здесь, хотят выжить, то должны идти за ним. Никто солдату не верил, и он долго уговаривал пойти за ним. Через открытую дверь подвала стали доноситься все звуки происходящего и люди, уже движимые инстинктом самосохранения, наконец-то поверив солдату, пошли за ним. Солдат как-то вывел их на улицу, по которой каратели уже прошли, спрятал их в одном из пустующих ныне домов, сиротливо смотревших на все пустыми глазницами выбитых и выжженных окон. Солдат сунул в руки матери Лизы клочок бумаги и сказал: "Это адрес моей матери. Напишите ей, пожалуйста, что я никого не убивал".

Так, рискуя собственной жизнью, этот в общем-то вражеский солдат спас от верной смерти семнадцать человек, за что ему, конечно, спасибо от всего сердца. Но на моей памяти это один из очень немногих примеров проявления жалости и благородства со стороны федералов. Этот же солдат был срочником, то есть недавно призван в армию, сразу же попал в кровавую мясорубку войны и, как видно, не успел еще ожесточиться, да и сам, как я уже сказал, был шокирован творившимся вокруг. 

5 февраля 2000 года в месте, называемом Новые-Алды, было убито около 100 совершенно невинных людей. Это стало большим общим горем, ибо все состояли в каких-либо родственных отношениях. Убитых и зачастую то немногое, что оставалось от людей, хоронили, роя неглубокие ямки в мерзлой земле там, где их настигла смерть. Путь к кладбищу и все подходы-подъезды к Алдам были блокированы во избежание распространения слухов. Две бригады захоронщиков работали днем и ночью, но, несмотря на это, многие пролежали по несколько дней, да и целью этого временного захоронения было предотвратить объедание трупов собаками. Потом людей, через 3-4 недели, перезахоронили на местном кладбище.

Убийство такого количества людей, да к тому же такое зверское, не могло пройти бесследно. Родственники убитых добились приезда из Москвы какой-то комиссии, члены которой больше молчаливо пили. Комиссия эта специальная после эксгумации трупов провела судебно-медицинскую экспертизу, в итоге чего подтвердила факт убийства и выдала родственникам справки, где черным по белому было написано, что "...сотрудниками МО и МВД РФ в ходе проверки паспортного режима было совершено массовое убийство мирных жителей". Для последних это третье захоронение, к счастью, оказалось последним, о том же, что испытывали родственники убитых, проводя все эти перезахоронения, можно лишь догадываться...

ГИА "ЧеченПресс".