Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

Учебник террора Путина: если вы хотите увидеть будущее Украины, посмотрите на мой дом, Чечню

Лана Эстемирова

Бомбежки, грабежи, зверства - чеченцы знают, каково это - страдать от агрессии России

Разрушенные дома в Грозном в 1994 году, во время первой чеченской войны. Фотография: Миндаугас Кулбис/APРазрушенные дома в Грозном в 1994 году, во время первой чеченской войны. Фотография: Миндаугас Кулбис/AP

Я обнаружила, что почти не могу отвести взгляд от изображений кровавой бойни, устроенной российскими войсками в оккупированных украинских городах. Преодолевая оцепенение, я мазохистски увеличиваю фотографии жертв, изучая каждое лицо, или то, что от него осталось. Все, что я могу думать, это: "Они уже делали это раньше. Они делают это снова".

Неизбирательные обстрелы, грабежи, свидетельства изнасилований, пыток и казней, и, самое главное, чувство энтузиазма, с которым совершаются эти военные преступления, до боли знакомы. В последние дни мои мысли постоянно возвращаются к другой фотографии, сделанной 18 лет назад в селе Ригахой в Чечне моей мамой, правозащитницей Натальей Эстемировой. На ней изображены трупы пяти крошечных, серолицых детей, родных братьев и сестер, выстроенных в ряд по росту. Самому старшему из них пять лет, младшим - близнецам - не было и 12 месяцев. Дети и их мать, Майдат Цинцаева, были убиты в результате преднамеренной бомбардировки русскими 9 апреля 2004 года.

Это было одно из многих не преследуемых преступлений, совершенных российской армией во имя "борьбы с терроризмом" в Чечне. Моя мама надеялась, что эти фотографии привлекут внимание мировой общественности к тому, через что пришлось пройти чеченским мирным жителям, но все было безрезультатно. Спустя годы настала ее очередь - кто-то сделал зернистую фотографию ее безжизненного, изрешеченного пулями тела, лежащего на обочине дороги в выжженной солнцем траве. Ее убийцы остались на свободе. Таково наследие России в Чечне.

Две войны, которые Россия вела против Чечни в 1994-1996 и 1999-2009 годах, опустошили республику и оставили около 300 000 погибших и от 3000 до 5000 человек пропали без вести. Сегодня Чечня служит гротескной миниатюрой того, чего Владимир Путин хочет добиться в Украине: разлагающееся, покоренное место, население которого сломлено и запугано жестокостью дружественного режиму руководства. Рамзан Кадыров, "маленький дракон" Путина, как назвала его покойная журналистка Анна Политковская, продолжает выполнять волю Кремля, угрожая собственному народу и посылая своих людей воевать в Украине. Его также подозревают в том, что он стоит за многочисленными убийствами противников своего режима.

До взрыва мариупольского роддома был взрыв грозненского роддома и многолюдного рынка, в результате которого в 1999 году погибло, по разным оценкам, 100-120 человек. До Бучи и Ирпеня были Самашки, где 7 апреля 1995 года российские войска провели операцию "зачистка", в ходе которой невинные люди подверглись невыразимым ужасам. Солдаты расстреливали мирных жителей, насиловали женщин и поджигали дома. В тот день было убито по меньшей мере 103 человека. И этот список можно продолжить: Новые Алды, Катыр-Юрт, Комсомольское - слишком много массовых убийств, слишком много сломанных жизней, чтобы сосчитать.

Возникает вопрос: при всех этих хорошо задокументированных зверствах, совершенных Россией, как это было допущено снова? Российский modus operandi в Чечне послужил чем-то вроде чертежа для последующих двух десятилетий военной и политической стратегии Кремля, макабрической методологии слома воли непокорного населения для достижения своих имперских интересов. За прошедшие годы мы видели - от Цхинвала до Алеппо, от Крыма до Центральноафриканской Республики - готовность к безнаказанному применению насилия на всей мировой арене.

В то время как активисты, такие как моя мать, рискуя жизнью, собирали доказательства военных преступлений в Чечне, прагматичные западные лидеры отмахнулись от них, приветствуя приток российской нефти, газа и денег. Несмотря на некоторые проявления сочувствия, проблема была в основном отклонена как "внутреннее дело" российского государства.

Внутри России кремлевские пропагандисты успешно распространяли мифы о "геноциде русских" в Чечне и использовали глобальную "войну с терроризмом" для дегуманизации чеченцев и оправдания преступлений против гражданского населения. Подобная пропагандистская тактика сейчас используется для того, чтобы представить украинцев "неонацистами" или "бандеровцами".

После начала вторжения в Украину многие либералы-москвичи говорили о том, что они не знают, как жить с самими собой - хотя большинство из них, казалось, спокойно жили с действиями своего правительства, которое с 1994 года убивало и терроризировало собственное (мусульманское) население. Мы не видели такого самоанализа, когда российские бомбы обрушивались на сирийские города.

Удивительно, что так много людей шокированы нынешним поведением Путина, когда он с самого начала демонстрировал свои авторитарные наклонности. Еще большее недоумение вызывает тот факт, что после незаконной аннексии Крыма Россия отделалась легкой пощечиной и получила разрешение на проведение PR-переворота, которым стал чемпионат мира по футболу 2018 года, в то время как она вела войну на Донбассе. Зверства, совершаемые Россией в Украине, являются кульминацией бесконтрольной агрессии и насилия, которые поддерживались или игнорировались на протяжении десятилетий.

Эта война должна закончиться только одним способом: победой Украины. Недавний ракетный обстрел Краматорска, в результате которого погибли десятки мирных жителей, пытавшихся эвакуироваться, - еще один пример того, что любые разговоры о перемирии с российской стороны являются приманкой. Запад должен сделать все возможное, чтобы помочь Украине, предоставив ей все, что попросит ее правительство - танки, артиллерию, самолеты, санкции. Это будет просто компенсацией за годы безразличия.

Как чеченка, я связана с украинским народом кровавыми узами. Победа для них будет победой для каждой жертвы путинского режима".

Лана Эстемирова является ведущей подкаста "Неприятности с правдой" и в настоящее время работает над своей первой книгой

https://www.theguardian.com