Оккупация Чеченской Республики Ичкерия войсками Российской Федерации продолжается

 

Вход

ЗАЯВЛЕНИЕ МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ИЧКЕРИЯ

Скоро исполняется 77 лет со дня величайшего преступления, совершенного против нашего народа, которое не имеет аналогов в новейшей истории по количеству депортированных людей.

Ранним, холодным, зимним утром 23 февраля 1944 г., когда советская страна праздновала День Красной Армии, весь чечено-ингушский народ, вне зависимости от возраста и состояния здоровья, по преступному приказу был выслан в Среднюю Азию и Казахстан.

1 марта 1944 года нарком Внутренних дел СССР Л.Берия доложил Сталину об итогах этой акции: «Выселение начато 23 февраля в большинстве районов, за исключением высокогорных населенных пунктов. По 29 февраля выселены и погружены в железнодорожные эшелоны 478 479 человек, в том числе 91 250 ингушей. Погружено 180 эшелонов, из которых 159 уже отправлены к месту назначения».

Это было беспрецедентное преступление, которое не имело аналогов в мировой истории! Целый народ, внесший выдающийся вклад в завоевание, становление и защиту Советской власти, а также в борьбу против фашистской Германии, по ложному обвинению в «измене родине» был насильственно депортирован со своей исторической родины, фактически, на полное вымирание в Среднюю Азию и Сибирь. В результате чего от голода, холода и болезней погибла почти половина населения.

О какой измене и сотрудничестве с врагом могла идти речь, если наша республика не была оккупирована немцами, и нога фашиста не ступала на священную землю горцев Чечено-Ингушетии?

К тому же в момент выселения нашего народа в Великой Отечественной войне участвовало около 50 тысяч чеченцев и ингушей. Даже если взять один эпизод из военных лет – оборону Брестской крепости – при ее защите принимали участие, по последним данным, более 600 выходцев из нашей республики, и 164 из них были представлены к высокому званию Героя Советского Союза.

Из других военных подразделений, воевавших на полях сражений в войне против фашизма, были представлены к званию Героя СССР 156 чеченцев и ингушей. Почему награды не дошли до них, наверное, не надо объяснять.

Историческая правда, однако, заключается в том, что чеченцы и ингуши всегда славились своими воинами. Абдурахман Авторханов, который разоблачил преступный сталинский замысел, отметил в своей книге «Убийство чечено-ингушского народа»: «…Это было после эвакуации красными Керчи. Командующий Южным фронтом маршал Буденный, делавший осмотр беспорядочно отступивших частей из Керчи и Крыма, выставив в Краснодаре две дивизии друг против друга, одну только что прибывшую на фронт Чечено-Ингушскую, другую только что бежавшую из Керчи сюда, говорил, обращаясь к русской дивизии: “Вот смотрите на них, горцев, их отцы и деды под руководством великого Шамиля 25 лет храбро дрались и отстаивали свою независимость против целой царской России. Берите с них пример, как надо защищать Родину”». Видимо, боясь этого массового героизма со стороны наших солдат, возникли надуманные основания для выселения целого народа.

Выселение было организовано исключительно по этническому признаку. Касалось это чеченцев и ингушей, проживавших к моменту депортации «на территории Чечено-Ингушской АССР, а также в прилегающих к ней районах». При этом, естественно, возникли два вопроса: что делать со смешанными семьями и что делать с иными лицами этой национальности, которые на момент спецоперации находились за пределами ЧИАССР. В первую очередь, речь шла о военнослужащих и заключенных — и тех, и других, учитывая, что дело происходило в 1944 году, было довольно много.

Кощунству советской власти не было предела: в инструкции палача Берии от 29 января говорилось, что чеченки и ингушки, состоящие в замужестве с лицами других национальностей, не подлежат депортации. Женщины русской национальности, состоявшие в браке с чеченцами и ингушами, подлежали выселению на общем основании. Дети от таких браков, судя по отсутствию каких-либо упоминаний, следовали за отцами.

А вайнахов, защищавших свою Отчизну, с началом депортации стали демобилизовывать из Красной армии. Им предписывалось выехать в Алма-Ату и поступить в распоряжение отделов спецпоселений НКВД Казахской ССР. Только с передовой за 1944 год было демобилизовано 710 офицеров, 1696 сержантов и 6488 солдат из числа депортированных народов.

Чеченцы и ингуши, отбывавшие на момент депортации наказание в лагерях, после освобождения также направлялись в распоряжение НКВД Казахской ССР. Всего таких за прошедшие после операции «Чечевица» годы было около 16 тысяч.

Чеченцы и ингуши давно вызывали раздражение у советской власти — в том числе, из-за антисоветских выступлений, которые действительно случались, как и по всей территории СССР, особенно, в союзных республиках, и власовщина тому пример. Однако применение жестоких мер по уничтожению этноса досталось к тому времени чеченцам и ингушам.

Опасения советского руководства еще можно было понять в начале войны, осенью 1942 года, когда фронт вплотную подходил к территории ЧИАССР. Но в конце февраля 1944 года, когда фашисты были отброшены далеко за Днепр, решение о ликвидации республики уже звучало как приговор всему народу по прихоти подонков во власти.

Итак, Указом от 7 марта Чечено-Ингушская Республика была официально ликвидирована. Вместо нее был образован Грозненский округ, который вскоре стал самостоятельной областью в составе РСФСР. В ее состав вошли Кизлярский округ и Наурский район, который ранее входил в состав Ставропольского края. Восточные горные районы ЧИАССР отошли Дагестанской АССР, западные, включая город Малгобек и плодородный Пригородный район — Северо-Осетинской АССР, а южные — Грузинской ССР.

Не успел отойти от перрона последний товарный эшелон с чеченцами и ингушами, как началось рьяное заселение территории нашей республики с успехом и на перегонки. К середине мая общее число переселенцев достигло 40% от количества выселенных коренных жителей. До начала 50-х годов из гор Дагестана переселили около 65 тысяч человек в горные районы, а более 50 тысяч — в равнинную Грозненскую область.

Но вернёмся ко дню начала трагедии. Рано утром 23 февраля 1944 года, в День Красной Армии, во всех частях НКВД, находившихся на территории Чечено-Ингушской Республики, прозвучал радиосигнал «Пантера», и вся стотысячная армия карателей обрушилась на дома чеченцев и ингушей.

Так началось одно из самых страшных преступлений сталинского режима – операция «Чечевица».

Я не профессиональный историк, и не могу выдержать, как чеченец, беспристрастный тон при описании всей бесчеловечности сталинских карателей и глубины страдания чеченского и ингушского народов. Плюс к этому, рассказы моей мамы о многочисленных трагических эпизодах, жестокости военных и ужасных условиях по пути следования в неизвестность, которое я впитал с молоком матери – просто стоит ком ненависти к этим палачам и сегодняшним их потомкам.

Много написано о депортации чеченцев и ингушей, поэтому не буду вдаваться в подробности страдания моего народа в течение 13 лет. Слава ВСЕВЫШНЕМУ, желающие могут найти информацию в интернете с повествованиями очевидцев тех событий.

Считаю нужным привести только один эпизод из случая в горном селении Хайбаха, который приведён в рапорте нелюдей того времени: «Сотрудники НКВД заперли в конюшне колхоза им. Берии более 700 жителей окрестных сел и сожгли их заживо. Когда огонь охватил конюшню и под напором обезумевших людей рухнули ворота, застрочили автоматы: людей расстреливали в упор. Младенцев, которых матери, пытаясь спасти от огня, выкидывали за ворота, красноармейцы принимали на штыки».

Начиная с 23 февраля 1944 годы целую неделю товарные вагоны – 180 эшелонов – с жителями бывшей Чечено-Ингушетии шли нескончаемым потоком, их пропускали даже воинские составы, в холодные степи Казахстана и Средней Азии.

В дороге от голода, холода погибло очень много больных, детей и стариков. Высокая смертность была и среди женщин. Основной причиной были разрывы мочевого пузыря: женщины-мусульманки от стыдливости не могли оправить нужду на глазах у мужчин, а вагоны не открывали до самого прибытия, даже если были остановки на станциях.

Только сухие цифры: во время проведения депортации и по прибытии в места ссылки погибло 123 тысячи человек (около 100 тысяч чеченцев и 23 тысячи ингушей), то есть каждый четвёртый из обоих народов.

И в настоящее время, когда на территории ЧРИ, аннексированной российской властью, отмена всех традиционных траурных мероприятий 23 февраля, которые проходили всегда и при лютой власти Советов, является не чем иным, как продолжением той же политики карателей и бессовестным отношением к истории чеченского народа.

Проходят годы, и этот мир покидают те, кто видел эти страшные злодеяния, кто был непосредственным очевидцем и испытал на себе все эти сталинские преступления. Но настоящая правдивая история обо всех преступлениях сталинизма все еще не написана, что, безусловно, является очень большим упущением ученых, историков и простых граждан республики. Этот вопрос актуален по сей день, и преступно откладывать его на будущее.

Мы, наверное, на современном этапе единственный народ в пост советском пространстве, кто лишился всей своей бывшей письменной истории и предметов национальной культуры. В ЧРИ за прошедшие две войны с 1994 по 2004 гг. сгорели все архивные источники. Республика лишилась всего нашего национального богатства – краеведческого музея, имевшего в своих хранилищах более 230 тысяч экспонатов, связанных с историей и культурой нашего народа.

Всё, что произошло на нашей земле, является национальной катастрофой, геноцидом и этноцидом, последствия которой нельзя восстановить никакими миллиардами, никакими земными благами. А одна часть подрастающего поколения живет в условиях оккупации, другая часть разбросана по всему миру, практически, не знает истории своего народа и забывает наши вековые обычаи и устои.

Память о всех преступлениях и злодеяниях против нашего народа, имевших место на всём его историческом пути, какой бы трагической и кровоточащей она ни была, всегда должна сохраняться в сердцах вайнахов. При этом мы обязаны собрать фактический материал о геноциде и этноциде чеченцев и ингушей и преподнести мировому сообществу для принятия соответствующего решения по трагедии народа.

Пора быть мудрее, найти защиту от исторических негативных фактов, циклически повторяемых в нашей истории.

«Падение нации начинается с того момента, когда кончается память о прошлом», - сказал выдающийся сын грузинского народа Чавчавадзе, что сегодня наблюдается в оккупированной Чечне.

Наша задача, задача патриотов своего отечества - добиться деоккупации территории республики и восстановить историческую справедливость, о которой мечтали наши предки, отдавая безвозмездно свои жизни на пути к свободе и процветанию народа.

 

 

Министр юстиции ЧРИ

ДЕНИ БАУДИНОВ